Данияр Медетов: Есть разница между осознанным и традиционным предпринимательством

Сертифицированный бизнес-трекер, ментор и исследователь поделился своим мнением о качестве предпринимательского мышления в Казахстане

    поделиться
Автор: Сабина Мустафина 06-10-2020

 

Фотографии из личного архива

Данияр Медетов в 26 лет является одним из первых сертифицированных бизнес-трекеров Казахстана. Он разрабатывает и реализует программы бизнес-инкубации и поддержки высокотехнологичных стартапов в Казахстане, Польше и Великобритании, а также обучает будущих предпринимателей. 

− Данияр, расскажите, пожалуйста, о себе. Чем вы занимаетесь?

– В данный момент управляю разными проектами. Во-первых, шестой год проживаю в Великобритании, где занимаюсь исследованиями. Сейчас провожу исследование на базе двух вузов – МГИМО и Бизнес школы Хенли Университета Рединга. Тематика: институты поддержки – бизнес-инкубаторы, акселераторы, модели их управления в развивающихся странах в регионе SPECA.

Также работаю в Школе предпринимательства и инноваций AlmaU, где являюсь программным лидером (заведующим кафедрой, если говорить по старинке). Там я осуществляю аудит, анализ, сдаю непосредственно предпринимательские и академические программы. Одновременно читаю лекции по финансовому предпринимательству, стратегическому менеджменту и т.д.

Кроме этого руковожу проектом в Creative Spark: Higher Education Enterprise Programme при поддержке Британского Совета. Данная инициатива нацелена на развитие экосистемы креативного предпринимательства в семи странах, включая Казахстан. Наш проект на базе AlmaU в партнерстве с University of Northampton нацелен на развитие предпринимательства в fashion-индустрии.

Являюсь руководителем R&D и департамента консалтинга Венчурного Фонда Казахстана, плюс я там супервайзер. Также продаю консалтинг и бизнес-трекинг частным компаниям, сегодня у меня в портфолио более 100 компаний из Казахстана, Польши, Киргизии и пару компаний из Великобритании.

− С чего начиналась ваша карьера?

– Моя карьера в области предпринимательской экосистемы началась шесть лет назад. Сейчас мне 26. Тогда я начал тестировать все это на практике, ничего не зная, не имея ментора. Потом понял, что здесь нужны фундаментальные знания, и получил звание магистра в предпринимательстве в Бизнес школе Хенли по программе Болашак.

В течение двух лет как академически изучал предпринимательство, так и практически его тестировал – создал свой стартап. Моя осознанная карьерная траектория началась именно тогда.

− Расскажите, подробнее о своем реальном опыте в предпринимательстве? Как вы пришли к менторству?

– Я и сейчас занимаюсь предпринимательством. К менторству пришел только после того, как сам все попробовал, получил бэкграунд, чтобы потом уже непосредственно мог делиться этим бэкграундом.

Вообще изначально я позиционировал себя как хороший «продажник» образовательных услуг. Но, как я упомянул ранее, запустил свой стартап, он назывался FeedMyPet. Мы с моим другом Михаилом из России запустили его в Великобритании. Он продержался на плаву около трех лет.

FeedMyPet – это кормушка для домашних питомцев из ряда индустрии IoT (интернет вещей). Мы протестировали рынок по части владельцев домашних животных, в Великобритании он огромен – это 60 млн человек, и поняли, что эта ниша может быть покрыта нами. Далее мы запустились, у нас были хорошие продажи, мы постоянно меняли продукт на базе обратной связи от клиентов, сами клиенты у нас непосредственно очень сильно менялись. Даже на тест такого продукта у нас ушло около двух лет, что, кстати, нормально.

Сейчас я являюсь сертифицированным трекером. Трекинг – новое направление для Казахстана. Это методология роста стартапов и бизнеса в целом. Трекер – это гибридное составляющее коуча и ментора. В данном случае я использую философию Эдгара Шайна «Humble Inquiry» – это один из известнейших людей в консалтинге. По данной философии я на практике делаю трекинг, как для крупных компаний, так и для стартапов из ряда креативной индустрии.

Трекинг – новое направление для Казахстана. Это методология роста стартапов и бизнеса в целом

− Чем ваша бизнес-программа отличаются от других многочисленных программ в других бизнес-школах?

− Школа предпринимательства и инноваций – это сейчас единственная школа в Центральной Азии, которая создала программу бакалавра в предпринимательстве, и запустила магистратуру в этом же направлении. Бизнес инкубатор является основной составляющей данной школы. Чем мы отличаемся? Во-первых, мы имеем четкую, фрэймовую модель развития. У нас экосистемный подход, мы знаем всех эмитентов на рынке и взаимодействуем с ними.

Во-вторых, это наличие партнеров. Мы не один год создавали доверительные отношения с ними и знаем, что можем на них положиться, нам сегодня доступна любая необходимая экспертиза в том или ином вопросе. В третьих, мы единственная школа, которая состоит в Babson Collaborative по Центральной Азии. Babson Collage – это топовый университет в предпринимательском образовании.  

Мы школа, которая на 80% работает с рынком. Практически все наши программы состоят из рыночных запросов. 85% наших преподавателей – это действующие предприниматели и эксперты, которые работают в крупных компаниях. В нашей школе очень строгий селекционный отбор студентов, такая же политика селекции и в нашем бизнес-инкубаторе. 

− Как был создан бизнес инкубатор? Какие цели преследует? За счет чего финансируется?

─ Мы должны понимать, что есть разные типологии бизнес-инкубаторов. В данном случае мы говорим об университетском бизнес-инкубаторе, и вся бизнес-модель и оценка результатов данного инкубатора совершенно не могут быть сравнены с корпоративными инкубаторами.

Финансирование здесь однозначно шло от вуза. Учитывая, что это академический бизнес-инкубатор больший акцент поставлен на качественные индикаторы оценки эффективности. То есть мы создавали героев с четкой экспертизой и навыками, которые они могли бы применить непосредственно на рынке труда либо использовать, чтобы создать свои стартапы.

Это предпринимательское мышление, осознанное предпринимательство и т.д. Мы давали им возможность с минимальными затратами проверить свои гипотезы и бизнес-идеи. У нас были хорошие прецеденты, когда ребята реально запускались и по сей день продвигают свои стартапы.

− Сегодня в открытом доступе очень много информации о том, как делать бизнес, дефицита знаний по предпринимательству нет. Но на практике выходит, что реальность далека от данных теоретических знаний.

─ Я с вами не соглашусь, на счет отсутствия дефицита знаний. К примеру, материал, который сейчас представили школам по предпринимательским дисциплинам, который, как я понял, подготовил НПП «Атамекен», создан очень непрофессионально.

Возможно, нет недостатка знаний о предпринимательстве в целом, но есть дефицит правильных, здоровых предпринимательских знаний, особенно в Казахстане. Потому что есть разница между осознанным предпринимательством и традиционным.

Для начала нужно менять предпринимательское мышление. Для этого необходимо понимать, что предпринимательство – это не только о создании бизнеса: «пошел, открыл магазин», это о навыках, принятии решений и проектном менеджменте.

Предпринимательство – это не только о создании бизнеса: «пошел, открыл магазин», это о навыках, принятии решений и проектном менеджменте

Вам не обязательно учиться на предпринимателя, вы можете пойти поработать по найму, накопить определенную сумму денег, создать креативную команду и потом запускать стартап.

Но в рамках нашей школы мы не ставим первой целью создание стартапа или бизнеса, чтобы потом отчитываться перед кем-то, и говорить, что были созданы рабочие места и т.д. Мы готовим героев, людей «Икс» 21-века, которые завтра будут готовы вызовам рынка.

Сегодня большая ошибка государства, что оно зациклено на определенных количественных и экономических индикаторах, когда надо сначала начинать с качества – с качественного человеческого капитала.

− Учитываете ли вы казахстанские реалии (коррупция, бюрократия, девальвация, импортозависимость экономики, высокие кредитные ставки, жесткие требования по залогу и т.д.) при обучении будущих предпринимателей?

− Да, обязательно учитываем реалии Казахстана, реальность СНГ. Мы имеем очень много хороших сносок по части исследования наших рынков и знаем его особенности. Соответственно на базе этих знаний направляем наших студентов на создание актуальных решений и ценностей.

− Какие основные системные проблемы предпринимателей вы видите в Казахстане? Что мешает им развиваться?

− Общаясь с предпринимателями, я заметил, что последние 2-3 года идет очень медленная трансформация предпринимателей с тотального традиционного ведения бизнеса в более устойчивое, где в первую очередь идет ценностное предложение твоего продукта, а потом уже индикатор выручки и т.д.

Определенным пробелом наших предпринимателей является недопонимание ценности своего продукта. Когда предприниматель начинает это понимать (а есть определенные методики трекинга для этого), ему становится легче манипулировать рынком и конечным потребителем продукта.

У нашего бизнеса сегодня потребитель на последнем месте. Там же и инвестирование в изменение и инновации. Они не думают об устойчивом бизнесе, они думают лишь о выручке. Каждый предприниматель должен иметь четкую модель и формулу ведения бизнеса, этого у нас нет. Тотальное поверхностное отношение к ведению бизнеса, к сожалению, приводит к не самым желаемым результатам.

У нашего бизнеса сегодня потребитель на последнем месте. Они не думают об устойчивом бизнесе, они думают лишь о выручке

− У предпринимателей в Казахстане много претензий к госпрограммам. Что мешает этим программам быть эффективными? 

− Государственные программы по поддержке МСБ, предпринимательства, предпринимательского образования – это самый первый момент, на который я хотел бы обратить внимание. Это вопрос институционального характера.

Мы можем провести параллель между пробелами казахстанских предпринимателей и теми, кто создает эти госпрограммы. Это люди, которые не думают об устойчивости этих программ. К большому сожалению, они не спрашивают, не создают фокус-группы и не думают, каким образом узнать действительные боли и потребности тех, для кого эти госпрограммы делаются.

И в некоторых программах суммы грантового финансирования просто смешные. Мы не сможем стать стартап-нацией как Израиль, пока сумма финансирования по поддержке МСБ и предпринимательства составляет 1% об общего ВВП.

Медетов Данияр Жанарбекулы, родился 27 января 1994 г.

Образование: Варшавский университет, ЕНУ – бакалавр экономики

Бизнес школа Хенли (Великобритания) – магистратура по предпринимательству, Бизнес школа Хенли – докторантура, МГИМО – докторантура

Вид бизнеса: бизнес-трекинг

Семья: холост

Любимая книга: «Humble Inquiry», Edgar Shein

Любимый фильм: «Анага апарар жол»

Любимая фраза по жизни: «Расширять свои знания можно только тогда, когда смотришь прямо своему незнанию»

КОММЕНТАРИИ
0
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Путь от жертвы до автора своей жизни

Бизнес-консультант Елена Лазарева раскрывает понятие «жертвы» и дает рекомендации, как избавиться от этой позиции в жизни

Акселератор стартапов Founder Institute из Кремниевой долины открылся в Казахстане

Организация предоставляет предпринимателям менторскую поддержку в построении бизнеса и привлечении финансирования

EY: МСБ нуждается в доступных ликвидных финансовых средствах
05-08-2020–

Международная консалтинговая компания EY попыталась выяснить самочувствие малого и среднего бизнеса Казахстана в период пандемии

ТОП-7 приложений для фитнеса

Которые помогут заниматься спортом, не выходя из дома

Правила игры для руководителей во время пандемии
27-07-2020–

Рекомендации аналитиков PBN Hill+Knowlton Strategies

Глобальные коммуникационные тренды в эпоху пандемии
23-07-2020–

Как выстраивать коммуникации с обществом в период пандемии? Рекомендации экспертов

Подписаться на рассылку
Подписывайтесь на рассылку свежих материалов от нашего сайта и будьте знакомы с интересными людьми нашей страны, а также полезными рекомендациями и лайфхаками!