Гаухар Киикова: «Задача родителя – быть поддержкой ребенку»

Председатель ОО «Институт детства OYNA»  Гаухар Киикова рассказала, чем отличаются американские и казахстанские школы

 

 

    поделиться
Автор: Зульфия Раисова 09-06-2021

 

Фотографии из личного архива

Председатель ОО «Институт детства OYNA» Гаухар Киикова рассказала, чем отличаются американские и казахстанские школы, почему важно внедрять социально-эмоциональное обучение и как родителю эффективно помочь в обучении ребенку

- Гаухар, вы – выпускница программы FLEX. Расскажите, пожалуйста, что вы ощущали, когда впервые увидели разницу между казахстанской и американской школами? 

- После окончания школы в Казахстане, я поехала на год в США, снова в 11 класс (так получилось). Для меня это была первая поездка за границу. До этого я дальше Алматы из Семипалатинска никуда не выезжала. Все было необычно и удивительно. Я звонила маме и, захлебываясь, рассказывала о том, как учителя ходят в школу в джинсах, как сидят на парте и пьют воду во время урока, как свободно можно достать перекус и пожевать, если сильно проголодался, как никто не просит сидеть сложив перед собой руки. Как не нужно отпрашиваться в туалет, как директор встречает нас по утрам лично и каждого из учеников большой школы называет по имени, и даже меня с моим сложным для американцев именем. Такие обычные вещи, но они были поразительны. Я была в полном восторге от школы.
 

Я очень люблю преподавать

- По возвращению вам не хотелось изменить подходы в обучении вашей школы? 

- По возвращению в Казахстан в школу я уже не вернулась. Мне посчастливилось учиться в КИМЭП, где я продолжала учебу в такой же свободной обстановке у иностранных преподавателей. Мне было очень комфортно, но я еще не задумывалась о том, чтобы что-то менять у нас.

- Почему свою профессиональную деятельность вы связали с образованием? 

- Так получилось, что уже в КИМЭП со второго курса я начала работать на кафедре социальных наук. Я была ассистентом профессора, помогала на парах. После года учебы на магистратуре по программе «Болашак», я вернулась и стала работать в Академии государственного управления, где была научным сотрудником. После был уже сам «Болашак» (ЦМП), где я так же работала со студентами. Но все это время моей мечтой было работать в Назарбаев Университет. Однако, чтобы туда попасть, мне пришлось ждать два года. 

Я очень люблю преподавать. И после менеджерской позиции в Назарбаев Университете я перешла ассистентом профессора и проработала до того момента, как решила сменить сферу и уйти в раннее детское развитие. К тому же, на тот момент у меня уже было двое детей, мы с мужем серьезно задумывались об их образовании. Я люблю сферу образования, люблю преподавать, это всегда было моим выбором. К тому же я очень люблю учиться и никогда не прекращаю этого делать, постоянно углубляю свои знания через формальное и самостоятельное обучение. 

- В одном из интервью вы говорили, что важно в казахстанских школах внедрить социально-эмоциональное обучение. Почему это важно? 

- Ученые давно говорят о целостном развитии ребенка. Это и физическое, и когнитивное, и креативное, и социально-эмоциональное развитие. У нас в системе образования преобладает академическое развитие ребенка уже с самого садика. В Казахстане у детей недостаточно возможностей для целостного развития по сравнению с развитыми странами. Например, в Финляндии дети в садах должны обязательно заниматься физической активностью не менее 2 часов в день, включая прогулки на улице и активные игры, где у детей сбивается дыхание и они потеют. Необходимо развивать и  креативные навыки, особенно коммуникативные, так как практически весь день детей зарегулирован планами учителя, дети больше слушают учителя, чем учатся общаться. Также не менее важно эмоциональное развитие, ведь проявление эмоций у нас считается признаком непослушного вредного ребенка, а позже и вовсе признаком слабости.

Посмотрите, сколько у нас взрослых, которые со своими эмоциями на «вы»

В детстве, дети через игру постоянно тренируют различные отделы мозга, получают разнообразный опыт, проигрывают различные сценарии, и конечно же, развивают свой эмоциональный интеллект. «Давай представим, что ты обиделась», «Давай играть, как будто я злая мачеха, а ты – Золушка» и другие игры позволяют детям проигрывать эмоции понарошку, в процессе наблюдая за реакцией сверстников. Для гармоничного эмоционального развития детей нужны несколько условий, согласно профессору Ньюфелду. Например, возможность выражать свои эмоции без угрозы для себя со стороны, то есть без страха быть непонятым и непринятым или понимание и различение эмоций через слова. Вот и все. Два условия. Если взрослые их обеспечивают, помогают безопасно проживать и выражать свои эмоции, называют эмоции словами, то ребенок будет развиваться в эмоциональном плане нормально. Но заметьте, тут нужна поддержка взрослых – родителей и учителей. Нужны различные инструменты, которыми дети могли бы пользоваться, а взрослые подсказывали бы им. 

Это важно, поскольку помогает детям развить свой эмоциональный интеллект, лучше понимать себя и окружающих, быть эмпатичными. Это помогает в жизни, помогает в коммуникациях, помогает в социуме. Посмотрите, сколько у нас взрослых, которые со своими эмоциями на «вы». А высокий уровень суицидов подростков? Думаю, что причины кроются как раз в том, что мы никак не работаем с эмоциональным развитием детей.

 

- По вашему мнению, казахстанские школы прогрессируют либо находятся в стагнации в плане внедрения новых подходов в обучении и их результативности? 

-  Я не считаю, что наши школы находятся в стагнации. Они развиваются. Другое дело, насколько они успевают за развитием и изменениями в мире. Тут уже сложнее. Мы развиваемся, но отстаем от «развитого» мира на несколько десятилетий. Мы не имеем такой практики как научно-обоснованный подход в образовании, решения у нас принимаются исходя из личных мнений, а не на основе научных данных. И это очень неэффективно. Мы должны на постоянной основе проводить исследования (не путать со сбором статистики), проводить оценку качества различных программ, которые внедряются,  понять, что работает, а что нужно изменить. Такой подход у нас пока не прижился. Общество тоже не поддерживает проведение научных исследований, считая это пустой тратой денег. И так говорят даже так называемые эксперты и ученые. К сожалению, у нас пока нет исследовательской культуры, но верю, что мы движемся в этом направлении с помощью тех, кто получил свое образование за рубежом и понимает важность науки для принятия обоснованных решений.

- В статье для газеты «Время» вы писали, что надо менять программу подготовки педагогов. Каким образом? 

- У нас программы очень устаревшие и используют в основном русскоязычные ресурсы, а это мизерная доля того, что есть в мировом научном пространстве. Многих предметов, которые есть в США и Европе у нас нет. Будущие педагоги не проходят развитие мозга ребенка или социально-эмоциональное развитие – это все относительно свежие тренды, которым около 20 лет. Поэтому до нас они еще не дошли. Мы пытались с одним университетом менять программу, но проблема в том, что некому вести нужные предметы. Второе – это очень мало практики. Будущие педагоги должны постоянно учиться на практике, в лабораториях при вузах, а не проходить какое-то количество часов уже на 4 курсе, когда поздно отказываться от профессии. Особенно в дошкольном образовании качество подготовки педагогов у нас недостаточно высокое.

- Как, по вашему мнению, родитель должен помогать в обучении ребенку? 

- Задача родителя – создавать условия, чтобы ребенок мог пробовать свои интересы, быть поддержкой ребенку, подбадривать его, но никак не учиться за него. Учеба – это ответственность ребенка. Он не обязан получать хорошие оценки только потому, что этого требует родитель. Он ответственен за свое обучение. Если ребенок делает выбор не сделать какое-то задание, получить низкий балл, родитель должен объяснить ему, какие могут быть последствия. Но это все уже в более старшем возрасте. В начальной и средней школе ребенок еще не может смотреть так далеко вперед и просто выполняет приказы, либо старается угодить или не

КОММЕНТАРИИ
0
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Айгуль Досаева: «Когда ты задумываешься об изменениях, то они сами начинают приходить в твою жизнь»

Как после 20 лет работы в банковской сфере, уйти в предпринимательство и познать себя новую

Как не испугаться банкротства и начать новый бизнес в пандемию

Бывший риэлтор Сергей Хван во время коронавируса открыл языковую школу и не ошибся

Галия Алдабергенова: Мне очень повезло, что я превратила свое хобби в бизнес

Как мама семерых детей смогла совместить создание семьи и бизнеса

Елдос Баялышбаев: Моя цель – уничтожить стереотип о дееспособности людей с инвалидностью

Как человек с ограниченными возможностями доказал, что возможности безграничны

Подписаться на рассылку
Подписывайтесь на рассылку свежих материалов от нашего сайта и будьте знакомы с интересными людьми нашей страны, а также полезными рекомендациями и лайфхаками!