Динара Черниязова: «Моя мечта – инклюзивный город»

История создания коррекционно-развивающего центра «Клуб.Ок»

    поделиться
Автор: Алиса Иванова 19-10-2021

 

Руководитель и основатель центра Динара Черниязова – мама особенного ребенка. Пройдя десятки врачей и испробовав сотни методик, женщина решила создать свой коррекционный центр. Там у нее есть все необходимые специалисты и индивидуальный подход к каждому ребенку. Теперь Динара Черниязова помогает реабилитироваться и научиться жить дальше родителям с особенными детьми. Она рассказала, как трудности помогли ей стать сильнее и поделилась планами построить инклюзивный город.

- Для начала расскажите немного о себе? Как вам пришла идея создать центр для развития детей, имеющих психоневрологические проблемы «Клуб.Ок»?

-  В 2014 году моему сыну был поставлен диагноз: сенсомоторная алалия. Мы пошли по учреждениям, прошли психолого-методико-педагогическую комиссию (ПМПК), ходили в коррекционные центры, простояли много очередей, пытались использовать разные методики, искали специалистов. Даже информация о том, что необходимо обратиться в ПМПК не была общедоступной. Она не скрывалась ни в коем разе, но почему-то ни логопеды, ни неврологи, ни невропатологи не говорили нам об этом. На момент 2014-го года информации было гораздо меньше. Нам достаточно трудно было. И таких родителей было много. Из года в год число таких детей растет.

В 2014 году в садик, куда ходил мой ребенок, пришел логопед-дефектолог. Она нам дала «золотой пендель», с которого все и началось, за это я ей безумно благодарна. Потом мы начали посещать различные центры. Но где-то не устраивала цена, где-то – отсутствие информации, где-то занимались, но не давали понимания, что делать дома. 

Я начала изучать, пользоваться зарубежными данными, переводить зарубежные исследования, искать различные источники информации. Так начала сама работать со своим сыном. За год выправила более или менее психическое состояние ребенка, научились понимать. Потом закупила дополнительное оборудование, будучи просто обученным специалистом по работе Томатис-терапии, с дополнительным образованием воспитателя, я решила попробовать сама: взять трех детей экспериментально. Подумала, если получится, значит можно что-то делать, открывать центр и так далее. В итоге из троих детей у двоих были неплохие результаты. У одного колоссальные, он до сих пор с нами. Мы занимаемся уже школьной программой. 

Супруг помогает мне с развитием центра

-Территория, где находится центр, Вы на свои средства покупали? Или Вам помогли?

- Надо мной смеялись все эти годы и называли человеком, который завел себе дорогое хобби и с ним балуется, потому что за все эти годы ни разу мой центр не был прибыльным. Я всегда его покрывала за счет второго своего бизнеса. Я юрист с более чем 20-летним стажем, и это мой бизнес. «Клуб.Ок» – это мое социальное детище, в один момент я его вывела в плюс некий, но я поняла, что мне это не комфортно. И сейчас наконец-то пришли к той стадии, когда я все-таки решилась, и мы сейчас открываем некоммерческую организацию – фонд и мы его спонсируем.  Это некое моральное удовлетворение, что я могу это делать. Мне всегда помогали мои клиенты, которые меня знают и просто неравнодушные люди. Супруг всегда помогал во всем и с этим центром тоже. Он не только меня поддерживал, но и сделал половину работы. Мою мягкость он старается балансировать холодным анализом.

-Как проходят занятия в Вашем центре?

-У нас 16 детей. К нам приезжают со всего Казахстана. Занятия индивидуальные, прописывается программа. Специалисты ежедневно ведут дневники по каждому ребенку. У нас на сайте дневник наблюдения педагога и дневник наблюдения родителей. То, что пишет родитель, не видит педагог. То, что пишет педагог, не видит родитель. Мы его внедрили с 2019 года и ведем до настоящего момента. Инициатива исходила от библиотекаря. Человек, который очень далек от этой сферы, но душой она болеет за дело – моя тетя. Она работала и работает в библиотеке Хромтауского района Актюбинской области. Она приезжала сюда, помогала мне на каком-то этапе, когда мне было тяжело. 

Ребенок каждый день два часа находится у нас в центре и проходит троих специалистов. Если брать среднерыночную экономическую стоимость, то такие занятия родителям обойдутся от 150 до 250 тыс тенге в месяц. Мы проводим занятия бесплатно. Но есть обязательное условие: фото, видео и предоставление обязательной обратной связи.  

На 90% это работа родителей и лишь на 10% – наша

Также, у меня основное требование, чтобы родители с нами работали. Мы не мастерская по ремонту телевизоров, чтобы мне ребенка принести и «отремонтировать». Если родители с нами не работают, мы прощаемся. 

Со мной очень сложно, я не строю замков родителям, так как знаю, что такое заниматься с особенным ребенком при наличии двух работ. Но достаточно начать перестраивать у себя в голове, перестраивать все дома, а только потом ты сможешь все. В основном это женщины. Но сейчас и мужчины стали более осознанно подходить к этому. Уже в 30-40% случаев они хотя бы принимают диагноз, они участвуют дома в реабилитации, они не закрываются, не отстраняются. 

На 90% это работа родителей и лишь на 10% – наша. Какая бы золотая методика ни была, мы даем только направление. Но если дома родители не выполняют всех наших рекомендаций мы не получаем обратную связь, как себя ведет ребенок дома, мы не можем корректировать работу здесь. Режим дня ребенка и родителей – все нужно перестраивать так, чтобы мама с папой не надорвались, чтобы семья не развалилась. Поддержка родителей – это основное. 

Кроме того, мы тесно работаем с разными невропатологами. У нас есть список невропатологов, которые не привязаны к другим центрам. Эту базу формируем либо по рекомендациям родителей, либо мы видим работу в нашем центре: медицинская реабилитация для определенного ребенка эффективная, диагноз поставлен правильно, коррекция идет. Наших детей нельзя лечить только медицинским способом. Здесь должен быть комплекс мер, как физических, так и психологических.

Мы готовы за свой счет учить специалистов

-С какими проблемами Вы сталкиваетесь?

- Кадры. Если есть отличные специалисты, то у них требования по зарплате очень высокие. Если брать специалиста среднего уровня, то надо дополнительно вкладывать в него и обучать, обучать и обучать. Уже года два мы набираем специалистов и поясняем, что мы готовы за свой счет учить, мы готовы вкладывать. Но все равно идут неохотно. Вакансии мы выкладываем везде – от порталов по поиску работы до мессенджеров. 

Зарплата специалистов в центре – минимум от 300 тысяч тенге. На данный момент у нас есть специалист по ЛФК и логопед-дефектолог. Мы ищем еще двух специалистов дошкольной подготовки и психолога.  Кроме того, мы дополнительно включаем работу с сенсорикой (сенсорная, моторная), устранение нарушений сенсорного характера. 

- Как трудности, с которыми Вы столкнулись при создании центра, помогли стать сильнее? 

- Не хочу называть это проблемами или трудностями. Для меня комфортнее звучит «задача». Потому что проблем и трудностей, как таковых, не существует. Это задачи, которые надо решить. Они помогают раскрыть в тебе новые грани, заставляют креативно мыслить. Я юрист, и никогда бы не подумала, что буду рисовать, переодеваться в костюм бабы Яги. 

-Я знаю, что Вы являетесь участником проекта Европейского банка реконструкции и развития ReStart 2.0. Участвовали ли Вы проектах подобных этому. Что даёт участие в такие проектах? Что даёт Вам участие конкретно в этом проекте?

- ReStart 2.0 в октябре у нас будет. А в 2018 году ЕБРР объявил о программе Менторинг для женщин-предпринимателей. Но знаете, я вообще тогда не понимала, что такое менторинг и наставничество. Просто начала и все. Я там получила определенные знания менеджмента и экономики, которых мне недоставало именно в плане управления бизнесом. Даже пусть сейчас это общественный фонд. Основа, начало работы, процессы, управление похожи с бизнесом. К тому же фонды также могут оказывать платные услуги, то есть социальное предпринимательство. ЕБРР дал нам знания. Они привлекли таких специалистов, которые были готовы с нами делиться и учить. Потом мы сплотились, сдружились, периодически собираемся и между собой. И по сей день ЕБРР предлагает различные полезные программы.

- Планируете ли расширяться, создавать подобные центры в других городах?

- В дальнейшем хочу создать здесь инклюзивную среду. Если у нас специалисты ЛФК, логопед-дефектолог, психолог работают с детьми, которые имеют нарушения в развитии, то дошкольную подготовку я хочу сделать для нормотипичных детей. Для чего? Чтобы они друг друга видели, чтобы понимали, что общество у нас многогранно, что такие дети есть, что они в принципе обычные. Мы столкнулись лично с такими проблемами непринятия наших детей. Если ребенок не принимает, то понятное дело, это исходит от родителей. С ними особо стараются не возиться. В группу с нормотипичными детьми я хочу сажать по 1-2 наших особенных детей. 

Планов на будущее много. Моя мечта – инклюзивный город. Этот проект был мною разработан в 2018-м году. Инклюзивный город – это когда люди приезжают в одно место и могут там проживать фактически бесплатно, не тратя деньги. Там будут: обучение, психолого-педагогический блок (дошкольная подготовка), комната для социальной адаптации, отели, медицинский центр - ЛФК, бассейн, специальное оборудование. Отдельно расположится административный корпус, а также центр, который будет заниматься обучением специалистов. Еще там будет детский сад. Первым этапом создания такого инклюзивного города у меня была мечта создать хотя бы центр, как сейчас. И она осуществилась.

КОММЕНТАРИИ
0
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Карлыгаш Исмагулова: «Оставила перспективную работу ради творчества»

Дети и семья для Карлыгаш Исмагуловой стали главным стимулом поменять успешную карьеру на творчество. 

Алима Бисенова: «Как возрождается коневодство сегодня»

История о том, как ученый-этнограф из Назарбаев Университета решила заняться коневодством и поменяла суетливую столичную жизнь на тихую деревенскую

Пандемия - не помеха для сладкой жизни

Супруги из столицы пекут handmade-круассаны казахстанского производства

Новая история одной старинной швейной фабрики

Бизнес Нурхана Жумабекова в прямом смысле строится на руинах – он возрождает легендарную советскую швейную фабрику в Карагандинской области.

Алмагуль Менлибаева: «Рисунок – это инструмент коммуникации и проявление заботы»

История художницы, которая живет в Германии и открывает казахстанское искусcтво для международной аудитории

Подписаться на рассылку
Подписывайтесь на рассылку свежих материалов от нашего сайта и будьте знакомы с интересными людьми нашей страны, а также полезными рекомендациями и лайфхаками!